Автомобильные проблемы

КоАП вызвал шок у автоинспекторов

http://www.gibdd.ru/

Интервью начальника отдела организационно-методического обеспечения административной практики и дознания ГУ ГИБДД СОБ МВД России полковника милиции Владимира КУЗИНА журналу «Деловая хроника»

Корреспондент - Борис Рябов

 

 

 

- На Вашей двери висит табличка с названием отдела - административной практики и дознания, поэтому для Вас, как начальника этого отдела, Кодекс об административных правонарушениях является прямым руководством к действию?

- Для меня этот кодекс нечто большее. В принципе название отдела старое, но поскольку оно мне больше нравится, то никто табличку и не меняет. А полное название: отдел организационно-методического обеспечения деятельности по административной практике и дознанию. Мы готовим указания и разъяснения для сотрудников Госавтоинспекции по применению тех или иных норм законодательства и контролируем применение этих норм на практике. Вот такие функции. А Кодекс…, я принимал непосредственное участие в его разработке, являюсь автором ряда его норм. Для меня Кодекс давно стал чем-то родным.

- Известно, что Кодекс долго разрабатывался и мучительно принимался. Не обошлось и без скандалов. Удовлетворены ли Вы тем, что, в конце концов, получилось?

- Да, Кодекс разрабатывался очень долго – 11 лет. Правда, сейчас пока еще нельзя подвести итоги по результатам его введения, прошло слишком мало времени. Зато можно назвать первые впечатления от введения его в действие.

  Прежде всего, введение Кодекса вызвало шок среди инспекторов. Это выражается в том, что число составленных протоколов уменьшилось раз в 10 – 20. Речь идет не о правонарушениях, а именно о протоколах. Причины этого, скорее всего, в недостаточных знаниях новой нормативной базы. Инспекторы затрудняются сформулировать претензию к правонарушителю и дать квалификацию совершенного правонарушения по новому Кодексу. Отчасти, в такой ситуации есть вина руководящего состава Госавтоинспекции, недостаточно четко и своевременно проинструктировавших инспекторов.

Кроме того, новый Кодекс установил новые требования к различного рода документам. Пока нет новых бланков протоколов, нет новых временных разрешений, которые надо выдавать взамен изъятых водительских удостоверений и прочее. Свою роль сыграли и общие требования Министерства - об оценке деятельности инспекторов не по количеству выявленных правонарушений, а по числу аварий, произошедших на вверенном участке.

Негативный отпечаток на первые впечатления об итогах работы по новому Кодексу накладывает отсутствие ряда постановлений Правительства, которые бы регламентировали деятельность инспекторов. Например, не определен порядок действий по задержанию транспортных средств. Кто, как и куда должен доставлять задержанное транспортное средство, кто и из каких средств должен оплачивать услуги по доставке и хранению задержанного транспортного средства и т.д. Такие же трудности возникают по реализации нормы Кодекса по запрещению эксплуатации транспортного средства.

Очень сложно работать в условиях, когда нет постановления Правительства по медицинскому освидетельствованию. В Москве, например, достаточно лечебных учреждений, где можно провести освидетельствование водителя на наличие алкоголя в крови. А за городом, особенно в ночное время, это превращается в проблему. Врача может не быть, или врач не обладает опытом проведения наркологической экспертизы.

Большие сложности у нас остаются с лишением права управления транспортным средством. Как известно, Кодекс отнес лишение прав к компетенции судов. А по практике Москвы и Московской области получается, что суды выдвигают совершенно необоснованные требования к делам такого рода. Например, требуют привозить материалы нарочным, доставлять лицо, которое намереваются лишить прав по управлению транспортным средством и т.д. Получается, что выискиваются причины для воспрепятствования передаче этих дел в суд. Та же практика показала, что суды почти всегда применяют меры взыскания связанные со штрафом, не учитывая всех обстоятельств дела. Поэтому по Москве ни одного материала в суд не передано.

- Но ведь при нарушении правил дорожного движения, например за управление автомобилем нетрезвым водителем, водительские права изымаются инспектором в обеспечение наказания, которым является лишение права управления автомобилем. А дальнейшее решение о назначении наказания должен выносить суд.

- Здесь Кодекс предусматривает двойную компетенцию. Такие дела рассматриваются как начальником подразделения ГАИ, так и судом. Но когда дело рассматривает начальник подразделения, он может только наложить штраф на любителя ездить пьяным. Если же по имеющимся данным надо подвергнуть виновного более жесткому наказанию - лишить права управления автомобилем на год, то сделать это может только суд. А если в суде нарушителя только оштрафуют, есть ли необходимость направлять дело в суд, если такое же решение можно принять в подразделении Госавтоинспекции?

Пока эти вопросы с судами не урегулированы. Возможно, в дальнейшем мы договоримся с судами о том, что направление к ним подобных дел будет производиться только в том случае, если нарушителя нужно лишать прав. Но суд, разумеется, будет рассматривать каждый случай в рамках действующего законодательства.

- Как известно, новый Кодекс не предусматривает оплату штрафа водителем инспектору наличными. Какие проблемы породит эта норма?

Сейчас еще ничего сказать нельзя, но мы предполагаем, что в августе возникнут большие проблемы в контроле за уплатой штрафа. Раньше мы изымали водительское удостоверение фактически под залог до уплаты штрафа. Конечно, это не было правильным, потому и было отменено в Кодексе. Однако взыскиваемость штрафов составляла 97-98 процентов. Теперь ситуация кардинально меняется.

Водительское удостоверение задерживается только тогда, когда собираются лишить права управления транспортным средством. А это совсем маленькая толика от общего массива правонарушений. Остальные правонарушители должны добровольно оплатить штраф в течение месяца со дня нарушения.

После 1 августа мы сможем точно сказать, платят ли наши нарушители добровольно. Надежд немного. Учитывая менталитет нарушителей, вряд ли многие из них побегут платить штрафы. Но даже если гражданин пойдет в банк и заплатит штраф, Госавтоинспекция об этом не узнает. Для того, чтобы в ГИБДД узнали об оплате штрафа гражданин должен прийти в подразделение службы и показать квитанцию об оплате. Но такой обязанности у нарушителя нет.

- А у вас не налажено никакой обратной связи с банками, чтобы они сообщали вам об оплате штрафов?

- К сожалению, нет. Раньше такая связь не была нужна, поскольку гражданин сам уведомлял об оплате. Сейчас есть ряд соображений о сотрудничестве с банками по этому поводу, но будут ли банки заинтересованы в нем? Это огромная рутинная работа. Ведь надо не просто получить информацию о том кто заплатил, но надо также знать, за что заплачен штраф, каким постановлением был наложен, кто и когда наложил штраф.

Чтобы исключить дублирование, нужна также подробная информация о нарушителе, вплоть до года рождения. Сегодня квитанции об уплате штрафа кредитные организации пересылают в соответствующие финансовые подразделения регионов, на счетах которых аккумулируются эти средства. Там информация об оплате штрафов идет валом. По ней можно сказать, сколько поступило средств, но нет возможности определить конкретных плательщиков. Эта информация пока не анализируется.

Проблема с оплатой штрафов обязательно возникнет на более высоком уровне. Через 3 месяца или полгода субъекты федерации почувствуют, что суммы, получаемые за счет штрафов, резко сократились. И тогда к решению этого вопроса подключатся губернаторы.

- Вы рассчитываете, что инициатива по изменению положения с оплатой штрафов пойдет тогда от верхних уровней власти?

- Совершенно верно. Мы рассчитываем на такую инициативу. Мы также рассчитываем на то, что либо в закон будут внесены изменения, чтобы обязать граждан информировать подразделения ГИБДД об уплате штрафов, либо будет введена более строгая ответственность за неуплату штрафа, либо будет предложена к разработке система, по которой подразделение Госавтоинспекции будет получать информацию об уплате штрафа. Хотя и в настоящем Кодексе прописаны контуры процедуры борьбы с неплательщиками штрафа.

Закон отводит 30 дней на добровольную уплату штрафа. Если штраф не уплачен, мы направляем уведомление о штрафе по месту работы, учебы или получения пенсии. Если и там невозможно взыскать штраф, то мы направляем материалы судебным приставам. Но и здесь есть определенные издержки. Если в течение 30 дней мы не получаем информации об уплате, мы можем совершенно необъективно направлять требования об уплате штрафа, например, судебным приставам. Приходит, скажем, судебный пристав к гражданину и требует оплатить штраф, а гражданин ему заявляет, что штраф давно оплатил, а квитанцию выбросил. Никто ведь не обязывает гражданина хранить эти квитанции. Так что процедура контроля за уплатой штрафа до конца не проработана. На разрешение этих проблем потребуется время, хотя я считаю, что, в конечном счете, все они будут успешно решены.

- Владимир Викторович, говоря о проблемах нового Кодекса, Вы затронули тему медицинского освидетельствования водителя на содержание алкоголя в крови. В Кодексе есть положение, согласно которому водитель направляется на освидетельствование при достаточных основаниях. А что такое достаточные основания?

- На сегодняшний день действует совместная инструкция МВД СССР, Минздрава и Минюста 1983 г. по вопросам направления на медицинское освидетельствование. Там как раз и говорится о достаточных основаниях предполагать опьянение. Там же имеется сноска, что такое достаточные основания. Это неустойчивость позы, нарушения речи, запах алкоголя изо рта, личное признание водителя о том, что он пил, показания других лиц и т.п.

- Получается, что решение о достаточных основаниях должен принимать инспектор на основании каких-то своих ощущений?

- Мы рекомендуем нашим сотрудникам пользоваться этой инструкцией. Однако первым пунктом в определении достаточности оснований направления на медэкспертизу является трубка контроля трезвости. Если трубка изменила цвет и позеленела – это является основанием для того, чтобы везти к врачу. Не показала – значит, наши сомнения должны быть развеяны.

- Но ведь у трубки контроля трезвости погрешность составляет около 0,2 промилле.

- А поэтому водитель и отправляется к врачу. Трубка как раз дает достаточные основания для направления на экспертизу.

- Но ведь были сообщения, что допускается уровень алкоголя в крови в районе 0,2 промилле, что соответствует бутылке пива.

- Нет такого разрешения. Пока это только разговоры. Законодательно уровень содержания алкоголя в крови, при котором человек считается находящимся в состоянии опьянения, пока не установлен. Даже врачи устанавливают опьянения не только по содержанию алкоголя в крови, но и по внешним признакам. Более того, в соответствующей инструкции Минздрава есть такая запись: "Употребление алкоголя установлено, состояния опьянения нет". Абсолютно абсурдная фраза. И ГИБДД и Минздрав, в процессе обсуждения Кодекса, предлагали законодательно установить определение состояния опьянения, но пока Госдума не приняла никакого решения. Хотя в каждой цивилизованной стране в законе есть запись, что понимается под состоянием опьянения.

- А что будет, если инспектор направит на экспертизу трезвого водителя, не пожелавшего договориться "по-хорошему"?

- Инспектор, при направлении водителя на медицинское освидетельствование, составляет протокол, в котором указывает основания для направления. Это либо внешние признаки, либо показания трубки контроля трезвости, если такой тест проводился. В протоколе есть пункт о согласии водителя пройти освидетельствование. Никакого субъективизма со стороны инспектора здесь быть не должно. Претензии о неправильных действиях можно предъявить инспектору только в случае ненадлежащего оформления протокола.

- Не редко случается так, что при нарушении водителем правил инспектор объявляет сумму штрафа и почти сразу предлагает заплатить вдвое меньшую сумму без формальностей. Новый Кодекс исключает возможность оплаты штрафа на месте, но устранить неформальную договоренность водителя и инспектора Кодексу не под силу.

- Действительно, оплата штрафа на месте вела к возможности нарушений со стороны инспекторов. Поэтому новый Кодекс предоставляет инспектору только право назначить наказание в виде штрафа, а исполняться оно будет в обычном порядке. А борьбу с незаконными действиями инспекторов, сделавшими из службы доходный промысел, ведут специальные подразделения Госавтоинспекции. Обнаружение у инспектора наличных денег вызовет вопросы, на которые он должен будет ответить. А сама механика проверки – внутреннее дело ГИБДД.

Норма отсроченной оплаты штрафа в новом Кодексе введена для того, чтобы воспрепятствовать попыткам дать взятку инспектору. Конечно, гражданину может показаться неудобным идти платить штраф. Но ведь на оплату дается 30 дней. Можно совместить платеж с оплатой, например, коммунальных услуг, оплатой счетов за телефонные переговоры и т.п.

- Еще один болезненный пункт для водителей – задержание транспортного средства. Наряду с понятными пунктами статей Кодекса, по которым возможно задержание, есть пункт о заведомой неисправности рулевого управления и тормозов. Как определить именно заведомую неисправность?

- Доказать заведомую неисправность крайне сложно и здесь всегда будет простор для дискуссий. Лишь в отдельных случаях такие доказательства очевидны. Например, если сломалась некая металлическая деталь в сцепном устройстве, и место излома явно не свежее - покрылось приличным слоем пыли и грязи. Тогда трудно себе представить, что водитель не знал о неисправности.

- Как Вы говорили, процедура задержания до сих пор не прописана, а происходит ли сейчас задержание автомобилей?

- Нет. Так как нет соответствующих постановлений Правительства, мы отправили указания на места, чтобы транспортные средства не задерживались в том порядке, как это было раньше. Конечно, могут возникнуть коллизии, когда задержание необходимо. Например, когда водитель пьян и нет никого, кто мог бы забрать автомобиль. В такой ситуации автомобиль ставится либо на пост, либо в подразделение, либо еще куда-нибудь, где будет обеспечена его сохранность.

- В Кодексе существует еще одна норма по задержанию транспортных средств без водителя, нарушающих правила остановки и стоянки.

- Речь идет о массовых нарушениях в Москве. Бросают машину на проезжей части и уходят, скажем, пить чай. Благодаря этому скапливаются огромные пробки. Такое транспортное средство может быть задержано и без водителя, но тогда оформление осуществляется при понятых.

- Так и обозначено в Кодексе, но примечание к статье 12.19 запрещает использование эвакуаторов. Как быть?

- Это последствие долгого и сложного пути принятия Кодекса. Кодекс принимали по частям. Когда дошли до 12 главы об административных нарушениях в области дорожного движения, которая имела огромный резонанс в прессе, ее с рассмотрения сняли и пошли принимать главы Кодекса дальше. Так приняли главу 27, где речь идет о задержании транспортного средства. Потом уже вернулись к 12 главе. В эту главу были внесены примечания к статьям 12.1, 12.19 и статье 12.36, которые, на мой взгляд, безграмотны с юридической точки зрения. Причем, вообще ни в одном нормативном акте не определено понятие эвакуации.

Примечания были приняты, и в Кодексе появились противоречивые нормы. Но поскольку имеется норма, разрешающая задержание автомобиля без водителя, мы можем ей пользоваться, и будем задерживать такие автомобили. Если Верховный Суд или Конституционный Суд оспорят применение этой нормы, мы не будем ее применять. Но пока мы будем действовать в рамках закона. Кстати, ряд норм Кодекса написан просто ужасно. Например, то же примечание к статье 12.19 о запрещении снятии номерных знаков. Ведь есть только государственные регистрационные знаки. Так что же запрещается снимать?

- В последнее время широкое распространение получила езда по тротуарам в городе и по обочинам дорог за городом. Кодекс предусматривает наказание за такие нарушения? Будут ли они применяться?

- Общая позиция Госавтоинспекции заключается не в пресечении всех правонарушений в целом и наказании всех водителей их совершивших, а в предотвращении угрозы для безопасности движения. Если какой-то лихой водитель на «Джипе» выскакивает на тротуар, объезжая затор и разгоняет пешеходов, то за это надо наказывать. А если на загородной трассе образовалась огромная пробка и кто-то объезжает ее по обочине, то необходимость наказания вызывает сомнение.

- В завершение нашей беседы хочу задать Вам, Владимир Викторович, несколько абстрактный вопрос: на что, по Вашему мнению, направлен новый Кодекс? Является ли его главной целью предотвратить правонарушения и как согласуется с этим практика засад, устраиваемых инспекторами ДПС?

- Целью Кодекса не является предотвращение правонарушений. Целью Кодекса, как и любого закона о правонарушениях, является установление наказаний за совершенное правонарушение. Главное, чтобы процесс наказания был строго регламентирован законом, и не было бы места для произвола и самоуправства.

В Кодексе определена и презумпция невиновности: бремя доказывания правонарушения возложено на правоприменительные органы. Сложные вопросы, связанные с лишение прав на управление автомобилем переданы в суды. Что касается засад, то это методы несения службы, и они могут быть различными: скрытое и открытое патрулирование, массовые остановки транспорта для проверок водителей на состояние опьянения, массовые проверки на превышение скорости. И это, между прочим, мировая практика.

В городах США, например, проводятся массовые проверки на управление автомобилями водителями в состоянии опьянения. Там перекрывают улицу и начинают проверять всех подряд. Аналогичная картина с проверкой скоростного режима. Бывает также профилактика правонарушений. Просто стоит инспектор, и все снижают скорость. А у нас в Люберцах, например, поставили манекен инспектора. Поначалу водители пугались и снижали скорость. Потом узнали о манекене и стали его игнорировать. Тогда поставили настоящего инспектора и собрали большой урожай нарушений.

Я считаю, что предоставленные Госавтоинспекции права по методам несения службы не ущемляют прав водителей. Главное, чтобы это не приводило к серьезным последствиям и авариям. Например, инспектор выскочил из кустов, водитель с испуга резко затормозил, и в него врезались несколько автомобилей. Все должно быть в рамках разумного и дозволенного.