Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
от 20 января 2000 г.

"Верховный Суд Российской Федерации признал недействительным (незаконным) абз.2 п.3.1 Инструкции об организации в органах внутренних дел производства по делам об административных нарушениях Правил дорожного движения и иных норм, действующих в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации N 130 от 23 марта 1993 г.
(в ред. приказа от 12 октября 1999 г.)"
(Извлечение)


Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации N 130 от 23 марта 1993 г. утверждена Инструкция об организации в органах внутренних дел производства по делам об административных нарушениях Правил дорожного движения и иных норм, действующих в сфере обеспечения безопасности дорожного движения.

Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации N 797 от 12 октября 1999 г. в данную Инструкцию внесены изменения и дополнения, в частности, п.3.1 Инструкции был дополнен вторым абзацем следующего содержания: "Временное разрешение дает водителю право на управление транспортными средствами в течение 30 суток после изъятия у него водительского удостоверения при наличии документа, удостоверяющего его личность. В необходимых случаях срок действия временного разрешения может быть продлен должностными лицами, указанными в п.3 ч.2 ст.203 Кодекса".

Анисимов обратился в Верховный Суд РФ с жалобой о признании недействительным (незаконным) упомянутого абзаца. По мнению заявителя, положение этого абзаца не соответствует требованиям федерального закона и нарушает его право на пользование принадлежащим ему автомобилем.

Верховный Суд РФ жалобу удовлетворил.

В кассационной жалобе представители МВД России поставили вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на ошибочность выводов суда о несоответствии обжалованного положения нормативного акта требованиям закона.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 20 января 2000 г. судебное решение оставила без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, указав следующее.

Признавая незаконным абз.2 п.3.1 упомянутой Инструкции, Верховный Суд РФ пришел к правильному выводу о том, что федеральным законом предусмотрены три основания прекращения действия права на управление транспортными средствами, а именно: истечение установленного срока действия водительского удостоверения; ухудшение здоровья водителя, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами, подтвержденное медицинским заключением, и лишение права на управление транспортными средствами (ст.28 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. "О безопасности дорожного движения").

Установив же в Инструкции 30-дневный срок действия временного разрешения на право управления автомобилем, Министерство внутренних дел Российской Федерации, как правильно отмечено в судебном решении, фактически ввело не предусмотренное ст.28 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" дополнительное (четвертое) основание прекращения действия права на управление транспортными средствами.

Между тем изъятие водительского удостоверения по существу является мерой обеспечения производства по делам об административных нарушениях Правил дорожного движения и может применяться только до уплаты водителем штрафа.

В соответствии с ч.5 ст.244 КоАП РСФСР об изъятии водительского удостоверения (при совершении нарушения, за которое в соответствии с настоящим Кодексом может быть наложено административное взыскание в виде штрафа или лишения права управления транспортным средством) делается запись в протоколе о правонарушении, а также во временном разрешении на право управления транспортными средствами. После уплаты штрафа водительское удостоверение возвращается владельцу. Изъятие удостоверения производится в порядке, установленном соответственно Министерством внутренних дел Российской Федерации, Министерством речного флота РСФСР, Министерством жилищно-коммунального хозяйства РСФСР.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что законодатель уполномочил Министерство внутренних дел Российской Федерации лишь на установление порядка изъятия водительских удостоверений у приведенных выше лиц, однако при этом не наделил министерство полномочием по установлению срока действия временного разрешения на право управления транспортными средствами (в течение 30 суток после изъятия водительского удостоверения).

Понятие "установление порядка изъятия водительских удостоверений" не соответствует понятию "установление срока действия временного разрешения на право управления транспортными средствами (в течение 30 суток после изъятия водительского удостоверения)", поскольку эти вопросы различны и самостоятельны.

При таком положении Верховный Суд РФ пришел к правильному выводу о том, что изданием упомянутого абзаца п.3.1 Инструкции МВД России превысило полномочия, предоставленные ему законом. Это объективно привело к ограничению законных прав заявителя по использованию автомобиля по временному разрешению при изъятии водительского удостоверения в указанных выше случаях.

В кассационной жалобе представитель МВД России фактически признал, что закон не разрешил "проблемы регламентации правового статуса временного разрешения" (в том числе и срока его действия), т.е. счел тем самым правильным вывод суда об издании МВД России правовой нормы (ограничивающей права граждан), не предусмотренной законом.

Поскольку исчерпывающий перечень оснований для прекращения действия права на управление транспортными средствами установлен именно законом (ст.28 Федерального закона "О безопасности дорожного движения") и среди этих оснований нет того, что содержится в абз.2 п.3.1 Инструкции, Кассационная коллегия признала несостоятельным довод в кассационной жалобе о том, что якобы право на издание названной нормы правомерно было делегировано МВД России распоряжением Правительства Российской Федерации от 1 марта 1993 г. N 333.

В соответствии с ч.3 ст.55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В кассационной жалобе представитель МВД России сослался на то, что вступившим в законную силу решением Верховного Суда РФ от 25 августа 1999 г. уже было отказано гражданину Павлову в признании незаконным п.3.1 Инструкции.

Между тем, как следует из приведенного судебного решения и текста Инструкции, на день рассмотрения судом жалобы Павлова п.3.1 Инструкции имел другое содержание (не предусматривал прекращение права на управление транспортными средствами путем установления срока действия временного разрешения).

Ссылка в кассационной жалобе на временный характер "временного разрешения" не свидетельствует о неправильности вывода суда о том, что лишь законодатель вправе устанавливать подобные сроки действия такого разрешения, так как это связано с возникновением дополнительного основания для прекращения действия права на управление транспортными средствами.

Не подтверждается законность оспоренного положения Инструкции и тем, что предусмотренный начальный срок действия временного разрешения (30 суток) в необходимых случаях может быть продлен.

Как обоснованно указал суд первой инстанции в своем решении, это правило допускает и отказ в таком продлении срока должностными лицами до момента возврата водительского удостоверения владельцу, что не может быть признано правомерным.